Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Редакторская халтура: издательство "Манн, Иванов и Фербер"

Дошли руки до книги Джона Молдина и Джонатана Теппера, которую давно собирался прочесть: John Mauldin and Johnathan Tepper, Endgame: The End of teh Debt Supercycle and How it Changes Everything (Wiley, 2011). с текстами Молдина я давно знаком и считаю его очень интересным автором.

И вот чудо -- оказывается книгу выпустило на русском языке под названием "Развязка" в 2013 году издательство "Манн, Иванов и Фербер". Вот и славно, думаю. В любом случае я по-английски медленнее читаю, чем по-русски. Купил электронную pdf-версию на ЛитРес (350 рублей заплатил!) и начал читать. Прочел несколько страниц, чую -- лажа. Но английский оригинал у меня тоже есть, полез сверять. Пригляделся я -- и действительно. Прямо на одной странице три косяка. Все примеры ниже взяты со с.11 русского издания и с.3 английского. Итак:

(1) Перевод: "В Европе введение евро приносит восточноевропейским странам кредиты по ставкам немецкого Бундесбанка, а Германия в ответ получает приток валюты из стран Южной Европы".

Оригинал: "In Europe the advent of the euro gave southern Europe the interest rates of the German Bundesbank, and the Germans got a southern European currency in return".

Комментарий: Я давно убедился, что с грамматическими временами у переводчиков беда. Но тут и содержательные ошибки. Не только восток с югом перепутан, но и currency в этом контексте должно переводиться не словом "валюта" (никакой "южноевропейской валюты" не существует и никогда не было), а просто как "деньги".

(2) Перевод: "В США получили распространение все виды легкодоступных кредитов, причем мы еще упаковывали их в неотразимо привлекательную оболочку из казначейских ценных бумаг класса ААА и продавали доверчивому миру".

Оригинал: "In the United States, we created all sorts of readily available credit and packaged it in convenient, irresistible AAA-rated securities and sold them to a gullible world."

Комментарий: Я понимаю, в словаре кроме основного значения "ценные бумаги" могло быть и значение "казначейские ценные бумаги". Но научный редактор на что? И вообще мозги людям на что? Как можно частные кредиты "упаковать в оболочку" из государственных облигаций? Или путать частный карман с государственным -- это русская национальная особенность?

(3) Перевод: "(Минуточку, уж не те ли это взрослые дяди -- законодатели, которые требуют расширения своих полномочий и дополнительных ассигнований?)"

Оригинал: "(Oh, wait a minute. That's the same group of regulators who now want more power and money.)"

Комментарий: Нет, я понимаю, переводить утверждение риторическим вопросом допустимо, и в этом контексте вполне уместно. Но как можно переводить regulators словом "законодатели"? Не нравится русское слово "регуляторы" -- пожалуйста, переведите "регулирующие ведомства" или даже "органы государственного регулирования", если уж так хочется русского канцелярита. Но никак не "законодатели". Научный редактор, судя по всему, просто ничего не делал, только бабки получал. Но и без него можно было голову включить. Как могут законодатели требовать дополнительных полномочий? У кого? (Или это тоже проявление русской национальной специфики, когда "законодатели" воспринимаются как бессмысленный придаток к диктатору и его бюрократии?)

И это все на одной странице!

Короче говоря, читать этот перевод нет никакого смысла, благо есть оригинал. Получается, что я выбросил на ветер 350 рублей. Но нет худа без добра -- с издательством "Манн, Иванов и Фербер" мне теперь все ясно. Покупать их переводные книги я больше не буду и другим не советую.

Новая колонка на InLiberty

О знании советских реалий

Проникся уважением к Наталье Зубаревич, текст которой раньше никогда не читал. А тут взял почитать, и сразу встретил вот это (речь идет об отношениях регионального начальства с центральным):

"Разница только в том, что сейчас выбивают финансовые ресурсы, а раньше – лимиты и фонды на дефицитные материалы, деньги тогда мало что значили. Еще одно различие – раньше выбивали преференции с помощью натуральных подношений тем, кто принимает решения (от украинской колбасы, армянского коньяка до путевок в черноморские санатории), а в эпоху рыночных отношений все упростилось до банального отката и взятки".

Очень редко встречаю в последнее время понимание того, что в СССР распределяли не деньги, а ресурсы в натуральной форме. Даже от очень квалифицированных людей приходится порой слышать, что в советской системе хозяйственного управления "делили деньги". Наверное, люди просто стали забывать, какой она была, та система. Все-таки делить деньги по-любому сподручнее, да и времени прошло уже немало.

А вот хорошее знание советских реалий (и память о них) точно свидетельствует о хорошей квалификации экономиста и/или географа.

Философия экономики. К предыдущему.

В недавнем посте, посвященном книге "Философия экономики. Антология" (под ред. Дэниела Хаусмана) я высказался довольно язвительно по поводу вступительной статьи редактора-составителя, заметив, что, как можно предположить из текста, "основной вопрос философии экономики - это вопрос о том, почему экономистам надо платить деньги".

Вадим Новиков на это мне заметил в фейсбуке, что Хаусман - "не апологет, а довольно педантичный методолог, который среди прочего любит критиковать коллег за непродуманные ценностные суждения".

На самом деле, как я сейчас подумал, мое впечатление никак не противоречит мнению Вадима, а, наоборот, его подтверждает. На самом деле, основной вопрос мэйнстримной философии и методологии экономики как раз и заключается в том, каковы основания статуса экономиста, если принимать всерьез положение стандартной экономической теории (общее с "австрийцами") о несопоставимости субъективных предпочтений.

На эту мысль меня навела такая история. Два года назад нам с Вадимом довелось участвовать в Леонтьевских чтениях в Питере, где отдельная сессия была специально посвящена австрийской школе. Официальным оппонентом выступал Андрей Шаститко - человек, несомненно, хорошо знакомый с темой. Пафос его выступления, в основном, состоял в следующем. Мэйнстрим и австрийская школа разделяют многие общие посылки, просто "австрийцы" доводят дело до крайности. Да, действительно, субъективные предпочтения несопоставимы, но нельзя же воспринимать это экстремистски, потому что "мы же должны давать какие-то рекомендации" (я цитирую не дословно, но близко к тексту). То есть, говоря в более грубых и утрированных выражениях, кому и зачем будут нужны экономисты, если они всерьез отнесутся к провозглашаемым ими принципам? "Если индивидуальный предпочтения несоизмеримы, то какой же я тогда штабс-капитан экономист"?

Так что Хаусман действительно толковый и вдумчивый парень. Зрит в корень.

Философия должна быть экономной

Получил в подарок на новый год от одного хорошего человека книгу Философия экономики. Антология. (под ред. Дэниела Хаусмана. М.: Издательство Института Гайдара, 2012). На первой же странице предисловия редактора-составителя прочитал:

... На всех этих банальностях и упрощениях, на этих "предпосылках, принятых без опоры на факты или вопреки фактам" экономисты возвели математически сложную теоретическую доктрину, выводы которой, хотя и вовсе не "неизбежно оказываются неверными", все же бывают неверными достаточно часто. Тем не менее бизнес, профсоюзы и правительства держат на работе тысячи экономистов и доверяются их мнению относительно последствий той или иной своей политики. Так является экономическая теория наукой или нет?

[...] Называться наукой для экономической теории, безусловно, честь, и не стоит забывать, что вместе с научным престижем дисциплины растут и заработки экономистов.


Такая откровенность похвальна. Сразу становится ясно, что основной вопрос философии экономики - это вопрос о том, почему экономистам надо платить деньги.

***

Книжку я только начал читать, но общее впечатление от прочтения оглавления и беглого пролистывания таково.

1) Книга посвящена не вообще философии, а, главным образом, эпистемологическим проблемам экономической науки; затрагивается и этика, но лишь немного. Т.е., название несколько вводит в заблуждение; речь не идет о философском осмыслении экономического аспекта жизни человека и/или общества. Видимо, проблема тут в двусмысленности русского слова "экономика", которое может означать и науку, и объект изучения этой науки. Английской название The Philosophy of Economics такой двусмысленности не содержит; его более точный (но менее привлекательный для покупателей) перевод - "Философия экономической теории".

2) По содержанию книга представляет собой не столько антологию, сколько хрестоматию, т.к. состоит в основном их "хрестоматийных" работ "хрестоматийных" авторов. Современное состоянии дискуссии, судя по оглавлению, она отражает слабо.

3) Содержание собранных материалов явно отражает "апологетическую" тенденцию составителя - совокупность текстов направлена скорее на подтверждение и обоснование академической "ортодоксии" или "мэйнстрима", чем на выявление и освещение "узлов дискуссии", проблем философского характера, которые ныне являются предметом обсуждений и споров.

Виталий Найшуль о пробках

"Агитка" (так написано!) Виталия Найшуля по поводу пробок: http://polit.ru/article/2012/06/06/probki/

Ждем гневной отповеди от выдающихся российских урбанистов-транспортников. Помнится, когда в 2001 году, когда мои коллеги по Центру фискальной политики, в обзоре эффективности бюджетных расходов весьма осторожно высказали те мысли, который сейчас высказал Найшуль, они получили гневную отповедь с признаками публичного доноса от выдающегося транспортника-урбаниста Михаила Блинкина.

И сейчас радикально-маргинальный экстремизм некоего Найшуля должен быть незамедлительно пресечен.

Про запасы и потоки

Прочитал интервью У.Браудера на Снобе. Там много чего интересного. По крупным вопросам может быть выскажусь в другой раз. А здесь отмечу, скажем, вот этот фрагмент.

В период с 1996 по 1999 год с баланса «Газпрома» исчезли активы, равные всем активам американской компании Exxon (Exxon Neftegaz Limited, дочернее предприятие крупнейшей в мире негосударственной нефтегазовой компании Exxon Mobile Cor­po­ra­tion. – Прим. ред.). Они оказались под контролем девяти членов руководства компании. В 1999 году пришел Алексей Миллер, он пообещал, что активы перестанут покидать компанию.

То есть крали не прибыль, а именно собственность.

И это волновало нас больше всего. Потому что, если крадут прибыль, ее хотя бы в следующем году можно получить. А в «Газпроме» разворовывали собственно компанию.[...]

А теперь кто ворует?

Нынешнее руководство. Но уже не собственность, а только прибыль.

И это лучше.

И это лучше. Вместо того чтобы украсть месторождение, они, скажем, продают газ на Украину и забирают себе часть прибыли. Или строят трубопровод и тратят на него в три, или в пять, или в десять раз больше, чем он должен стоить, – это откаты.


Так вот у меня большие сомнение вызывает вот это "И это лучше". Кому лучше и для чего? Понятно, я не рассматриваю фантастическую (по кр. мере для России) ситуацию, когда менеджеры крупной государственной компании не воруют и эффективно управляют, так что честное патерналистское государство может кормить прибылью мириады сирых и убогих, а честное либеральное государство может распродать акции компании за афигительные деньги и направить эти деньги, скажем, на реформу полиции. Предлагаю посмотреть на реальную ситуацию. И задаться вопросом: что лучше с точки зрения экономического развития страны?

В первом варианте - растаскивание активов - откусанный кусок, оказавшись полностью в частных руках, в общем попадает в среду, гороздо более рыночную, чем исходная госкомпания, и в гораздо большей степени начинает подчиняться рыночной логике. Да, разумеется, никакого идеального рынка в стране и в мире нет, и все рано новая частная хозяйственная елдиница в некоторой степени будет прибегать к публично-властным инструментам в своих интересах. Но это вопрос степени. Она заведомо намного меньше исходной компании и, как можно ожидать, эта ее внерыночная деятельность будет гораздо более ограниченной - примерно такой, как у какого-нибудь крупного агропромышленного или кондитерского холдинга, собранного из осколков советских предприятий.

Представим теперь другую реальную ситуацию. Консолидация государственного контроля над гигантской государственной компанией привела к полному прекращению "откусывания" активов, и теперь менеджмент ворует часть прибыли (заметим - очень большую часть), а остальная часть направляется в бюджет, т.е., на покупку политической поддержки населения. Учитем также, что для таких гигантских компаний их прибыль в изрядной часть объясняется монопольными привилениями, создаваемыми в той или иной форме госрегулированием. Таким образом создается стабильная система, функционирующая в коррупционной логике, более того - тотально коррупционная. (Здесь я понимаю слово "коррупция" не в ругательном, а в описательном смысле - как использование публично-властных полномочий для получения личных доходов в ущерб публично-властным функциям.) Насколько я понимаю, она совершенно типична для недоразвитых стран или для развивающихся стран (вроде Индии или некоторых латиноамериканских стран) в период их хронической стагнации. При этом политически она почти непрошибаема.

Так вот, действительно ли "с точки зрения пользы Родине" второе "лучше" чем первое? Как-то сомнительно. Скорее уж я склонен считать, что с точки зрения перспектив страны попил активов гораздо менее неблагоприятен, чем попил прибылей.

(Я намеренно оставляю в стороне вопросы этики и общественных представлений о справедливости. Вторая ситуация может вызывать у людей чувство несправедливости, но, наверное, в меньшей степени, чем первая. Это имеет соответствующие политические последствия. Этому можно противопоставлять те или иные этические аргументы. Но пока я говорю только о перспективах развития.)

Заворот мозга

Книга: Влияние мирового финансового кризиса на экономику Китая (М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2010). Это такой сборник статей. Первая статья - некоего А.В. Островского. Читаю на первой странице (выделено мной):

"Китай не пошел по пути радикального перехода к новой экономической и политической системе, а ограничился реформами, связанными с последовательным переходом от плановой к рыночной экономике.

Бдзынь!

Сразу вспомнилось:

Утром я ничего не мог есть. Только выпил две чашки чаю с хлебом и маслом, с картошкой и сосиской. (c)

Объявление

Уважаемые господа!

Сообщаю вам, что с 17 февраля 2010 г. я не работаю в издательствах "ИРИСЭН" и "Мысль". Соответственно я не буду иметь отношения к книгам, которые будут выходить в этих издательствах, и не несу ответственность за их качество.

Готов рассматривать предложения о сотрудничестве/занятости/заказах/участии в проектах.

Под катом приведен полный список книг, выпущенных в серии ИРИСЭН в период, когда я был ее редактором (и за которые несу ответственность):

Read more...Collapse )