Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Колонка на InLiberty (очередная, после полугодового перерыва)

В завершение предыдущего постинга

Я отправил А.Г.Левинсону ссылку на состоявшуюся в предыдущем постинге дискуссию. Он прислал мне ответ, который я выкладываю здесь с его разрешения.

Уважаемый г-н Кузнецов,

благодарю Вас за внимание к моим словам. Я высказывался на сей счет неоднократно, какое из высказываний Вы передаете, не помню. Вы передали его в общем верно. Я готов повторить все, за исключением последней фразы о том, что я не знаю других институтов социализации. Они есть, их знают все, знаю и я.

Но если по порядку, то я на сей счет сказал бы следующее.

Армия в России (как и во многих других странах) помимо прочих функций выполняла функцию социализации. На разных этапах развития общества значение этой социализации было разным. В Красную Армию, да и в Советскую Армию до середины 1970-х приходили в больших количествах малограмотные парни из села, в армии они овладевали навыками и профессиями, нужными для жизни в городах, работы на заводе и т.п. Такая армия поднимала их жизненные шансы. Заметим, разговоры о том, что из них делают "настоящих мужчин" тогда не требовались. В армии были "неуставные отношения" - их не может не быть - но они были, как и любые неформальные отношения в формальных структурах, в подчиненном положении. В начале 1980-х гг с общим кризисом СССР неформальные отношения в армии (как и теневая экономика, блат - в обществе в целом) стали разрастаться. "Дедовщина" (это только одно из названий), "землячества" или "национализм" - (оба слова не в общем смысле, а как термины из армейского жаргона) - стали распространяться повсеместно, захватывая как дальние гарнизоны, так и части в столицах. Произошло сращение формальной армейской структуры с неформальной. Низовые командиры использовали "дедов", чтобы обеспечивать внешний порядок в части, организовывать работы, в том числе - незаконные, осуществлять эксплуатацию военнослужащих, особенно - первого года службы.

По отношению к обществу такая армия, особенно в период, когда на действиятельную службу попадало большинство молодых людей. играла роль института социализации. Это была совсем иная социализация, нежели в Красной Армии. Дедовщина, как известно, состоит в том, что сначала в "молодом" путем унижений и физического и морального насилия "деды" растаптывают ту личность, которую в нем вырастила семья и школа (т.е. личность воспитанную на принципах права, справедливости и т.п. "книжных" ценностях). Важно, что карают и наказывают не за вину. Те, кто не выдержал насилия и покончил с собой или сошел с ума, а также те, кто слишком сопротивлялись и их пришлось убить или покалечить, а именно об этих случаях больше всего говорят "в обществе" - это не результат, а "отходы" этого процесса социализации. Результатом, продуктом является другое. Растоптанный и униженный. отказавшийся от "домашних" взглядов, но уцелевший в течение первого года парень автоматически (не ввиду своих заслуг) становится "дедом". И здесь он не может - даже если хочет, если обещал себе - не стать "дедом " и не творить с молодыми все, что творили с ним. На этом этапе и происходит становление того, что у нас стали называть "настоящим мужчиной". А именно: это человек, готовый применять насилие к тем, кто слабее его, но готовый подчиниться насилию со стороны того, кто главнее/сильнее его. Это человек, не связанный принципами справедливости, права, а связанный принципами поруки между "своими".

Понятно, для какого типа государства, для каких функций годятся люди, прошедшие такое воспитание. Не для страны, идущей в будущее.

Демобилизовавшись, такие парни постепенно забывают пережитое - если только не попадают в криминальные или силовые структуры, где насилие - главный язык. А к чему еще их подготовили?
Есть ли альтернатива такой социализации и есть ли альтернатива такой армии? И наш, и мировой опыт говорят - есть.

Сегодня значительна часть юношей проходит социализацию не по линии ПТУ-армия-зона, а по линии школа-суз/вуз. Зная, как много недостатков у школы и вуза в современной России, я все же скажу, что в их выпускниках личности не покалечены так, как в армии, пораженной описанными выше дефектами. Эти люди могут учиться дальше, могут идти в бизнес (обычный, честный), на квалифицированные должности, в науку и искусство. Они могут строить новую страну.

В этой новой стране может и должна быть новая армия. Эта армия должна быть наравне, а желательно - превосходить лучшие армии мира по уровню оснащения современным сложным высоко-технологичным вооружением. Ее личный состав должен быть интеллектуально, психологически и морально быть готов к использованию этой сложной техники в сложных обстоятельствах боя. Современный солдат силен не готовностью беспрекословно подчиняться, а готовностью самостоятельно выполнить поставленное задание. То, что раньше ожидалось от офицера, теперь - в современной армии - ожидается от рядового. Разумеется. речь идет об армии, чья задача не в том, чтобы пугать и карать мирное население чужой или своей страны, а в том, чтобы противостоять хорошо вооруженному и подготовленному противнику. Готовить такого военнослужащего надо методами, которые раньше использовались только в училищах и школах для офицеров, для разведчиков, для спецназа. Служба там - не сахар, но ее тяготы не в том, что терпишь унижения, а в том, что от тебя все время требуют того, что на пределе твоих возможностей. Так эти пределы - силы, внимания, выдержки и пр. увеличиваются. Ты чувствуешь потом, что они больше, чем у обычного человека. Это чувствуют и другие. Вот это - настоящий мужчина.

Таково мое современное понимание вопроса об армии и ее роли в социализации. Сожалею, что не удалось изложить его короче. Если хотите, можете этот текст показать тем, с кем Вы обсуждаете эти вопросы. Я знаю, что найдется немало людей, которым он не понравится.

Всего доброго,
Алексей Левинсон
  • Current Mood
    satisfied satisfied

К недавнему празднику

Чуть меньше года назад мне довелось слушать выступление Алексея Георгиевича Левинсона, известного социолога из "Левада-центра". Он - человек, несомненно, либеральных и западнических взглядов и, насколько я понимаю, разделяет общие для этого течения мысли критические мнения по поводу современных российских реалий.

Тем не менее, он сказал одну, на мой взгляд, очень важную вещь, которую я процитирую по памяти: "Советская, а затем и российская армия, помимо прочего, выполняла и выполняет важнейшую функцию в обществе - функцию социализации (или инициации?) молодых мужчин, символического перехода из состояния юноши в состояние взрослого мужчины. Понятно, что это не такая социализация, которую нам бы хотелось, и понятно, что те социальные навыки, которые молодой мужчина получает в советско-российской армии, плохо совместимы с с тем трендом, в котором движется современное общество. И, тем не менее, без некоторой формы мужской социализации общество существовать не может, и решать проблему создания соответстующего института все равно придется. К сожалению, я не знаю, как это сделать."

(Жалко, я не спросил его о том, не объясняется ли отчасти, по мнению социологов, взлет субкультуры уличных банд в США отменой военного призыва, в результате чего банды отчасти взяли на себя эту самую функцию социализации мужчин. Кстати, интересно было бы выяснить, не связан ли у нас аналогичный расцвет с деградацией армии.)

Повторю: Левинсон - человек, не питающий никаких симпатий ни к советской/российской армии, ни к "советчине" как таковой. Как и я.

Я бы мог перефразировать его мысль в более "прикладном" ключе. Мы можем сколько угодно ругать советскую/российскую армию, указывать, что она никого ни от чего не защищает, разоблачать ее коррумпированность и рабскую сущность. Но эти разоблачения не приведут ни к чему, пока в обществе будет достаточно широко распространено мнение, что "настоящий мужчина должен отслужить в армии", и пока не появится альтернативный вариант того, через что должен пройти юноша, чтобы стать взрослым мужчиной. Кстати, активность солдатских матерей никак решению этой проблемы не поможет, даже осложнит ее: "настощий мужчина" - это не тот, кого защищает мама, и, при всем сочувствии к матерям, поддержка армии как таковой будет продолжаться.

(Конечно, среди читателей моего ЖЖ найдутся девочки, которые скажут: "А вот по мне настоящесть мужчины никак не связана с армией и войнушкой!". Найдутся и мужчины, которые скажут: "Мне для этой "мужской социализации" армия не была нужна и моим сыновьям она не нужна, поэтому армию все равно надо сделать контрактной - и дело с концом!" Такая позиция в общем случае называется "Сдохни, реальность!" Она заслуживает уважения - если, конечно, за ней не стоит подспудное желание сделать всех людей похожими на себя, - но никакого практического смысла не имеет.)

UPD. Слова Левинсона я цитирую по памяти, так что могу ошибаться. Воспринимайте их с оговоркой "как я его понял".