Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Весенний доклад Белановского-Дмитриева

Я уже 19 лет знаком с Сергеем Белановским. Более того, он был моим научным руководителем в период написания кандидатской диссертации. Хотя мы с ним в последне время довольно жестко спорили по философским вопросам, в том, что касается конкретных ("эмпирических") исследований российского (и советского) общества он был и остается для меня в числе самых крупных авторитетов.

В этом посте я хочу еще раз засвидетельствовать свое уважение Сергею как социологу. Вспоминая его с М.Дмитриевым весенний доклад "Политический кризис в России и возможные механизмы его развития" скажу: это отличная работа.

Некоторые цитаты:

Read more...Collapse )

Колонка на InLiberty

Бог и рынок

Потрясяюще точное описание религиозных основ рынка и власти: http://gazeta.comments.ua/?krit=1306481236 .

А я еще добавлю. Не будет вам, господа "вольнодумные" либертарианцы, никакого свободного рынка на ваших условиях. Чтобы человек не призывал волка на собак начальство для "обуздания рынка" обычно нужно, чтобы этот человек верил в нечто другое, нежели безличные "естественный закон", "эффективность", "разум", "аксиому запрета агрессивного насилия" и т.п.

Человеческая деятельность. Продолжение.

В постинге за 23 апреля я началл обсуждение некоторых высказываний Мизеса, содержащихся в "Человеческой деятельности". В качестве исходной темы для разговора я предложил противоречие между его утверждениями о чисто формальном характере теории человеческой деятельности (праксиологии) и о ее чуждости всякому психологизму, с одной стороны, и его же утверждениями о том, что мотивом деятельности является повышение удовлетворенности (устранение беспокойства) и что это существенно для самого понятия деятельности, с другой. Мои вопросы были: чем объясняется такое противоречие и как оно может быть разрешено.

Некоторые юзеры немного поиронизировали насчет того, что меня "беспокоит это беспокойство", намекая, видимо, на невротический характер моего увлечения чтением книг Мизеса. Но если отвлечься от этих тонких психологических наблюдений, то в целом предложенные ответы сводятся к следующим пунктам:

1) "Увеличение удовлетворенности" или "уменьшение беспокойства" - это просто другое название для человеческого действия.

2) Зачем Мизес ввел это понятие - неизвестно. Просто почему-то тогда ему подумалось, что это важно. Может быть, он думал, что так сможет лучше что-то объяснить (хотя непонятно, каким образом можно улучшить объяснение, противореча самому себе). А может быть, неявно полемизировал или, наоборот, соглашался с какими-то неизвестыми нам авторами или продолжал какой-то диалог, начало и конец которого мы не знаем. Бог весть.

3) В любом случае, это понятие появляется всего лишь несколько раз в начале книги (в ее фундаментальном разделе, посвященном основам праксиологии), а потом нигде не разрабатывается и не используется.

Лучше всего все эти ответы выражены двумя репликами уважаемого gr_s. Первая:

Здесь нет понятия. Имеет место называние. Можно указывать на его alleged тавтологичность ("человек действует" означает "человека не удовлетворяет статус-кво", что означает (иными словами" "человек ощущает беспокойство". Но это не психологическое понятие, так оно не имеет никакого внутреннего содержания (точнее, Мизес не дает ему никакого внутреннего содержания) и вообще никак не разрабатывает его.

Вторая:

Текстологический анализ я не проводил, но помнится мне, что нигде дальше это беспокойство не фигурирует, на него ничего не опирается и ничего из него не вытекает. Т.е. оно совершенно спокойно может быть заменено на "субъект предпочитает отказаться от статус-кво".

Тут нужно иметь в виду, что это - трактат, т.е. автор, помимо заботы о читателе, вставлял туда то, что имело отношение к предмету и что автор считал важным в тот момент. Скажем, там имеются совершенно сюрреалистические пассажи о Фрейде. Зачем они? Какой был замысел вставлять в текст по экономической теории сочувственные и достаточно бессмысленные слова про Фрейда? Какую мысль он хотел донести? Был ли Мизес глупцом, делая это? Нет. Но человеком, безусловно, был.


То, что провел я, конечно, нельзя назвать текстологическим анализом. Просто прошелся поиском по электронному тексту книги (благодаря любезности уважаемого alex_k) и выявил по возможности все случаи употребления слов "удовлетворенность/неудовлетворенность" и "беспокойство". Получилось довольно много, и я не буду здесь комментировать все случаи. Но следующий фрагмент мне представляется чрезвычайно важным. Мизес использует "увеличение удовлетворенности" для определения одного из ключевых экономических понятий.

Read more...Collapse )

Злые электрики

Вчера был на "круглом столе", посвященном т.н. "розничному рынку электроэнергии". Мероприятие было организовано "Некоммерческим партнерством гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний".

В выступлениях разных людей несколько раз прозвучала мысль о том, что в любом конфликте "энергетики всегда оказываются плохими", даже если их претензии вполне обоснованны. Т.е., общественное мнение считает их заведомо виноватой стороной, злоупотребляющей своей властью, и это общее настроение обычно разделяется прокуратурой, судами и пр.

По моему скромному мнению, это общественное настроение объясняется тем, что энергетика по-прежнему рассамтривается как часть государства, а энергетики - как представители государственной власти. И, что самое интересное, такой взгляд в целом соответствует действительности.

Ни какого рынка и никакого нормального бизнеса в энергетике не существует, несмотря на все "либеральные реформы" и "буржуйский" стиль. То, что получилось в результате "реформ" - это воплощение мечты советского экономиста-математика об идеальном Госплане с большим хером компьютером. Разумеется, на практике такие мечты всегда реализуются в виде сложной системы административных расторговок по поводу дележа чужих денег и чужого имущества, отнимаемых посредством административно гарантированной монополии. Неудивительно, что участники этой деятельности воспринимаются в народе как что-то вроде ментов.

Для затравки.

Оказавшись неожиданно для себя вовлеченным в очередную дискуссию о Мизесе и праксиологии, решил, не откладывая в долгий ящик, начать работу над давно задуманным текстом, а для этого - кое-что обсудить с заинтересованными юзерами в ЖЖ. К каковому обсуждению и приглашаю.

(Disclaimer. В этом и последующих постах на эту тему, прошу воздержаться от высказываний тех, кто просто хочет заявить свое "фи" Мизесу, праксиологии, кому-либо из юзеров, либерализму, летающим тарелкам и т.д. Если у кого-то чешется - чешите в другом блоге. Цель этого постинга - чисто научная, и дискуссия будет жестко модерироваться на предмет адекватности теме.)

***

Итак, Людвиг фон Мизес, Человеческая деятельность (Челябинск: Социум, 2005); далее все цитаты - по этому изданию.

Read more...Collapse )

В завершение предыдущего постинга

Я отправил А.Г.Левинсону ссылку на состоявшуюся в предыдущем постинге дискуссию. Он прислал мне ответ, который я выкладываю здесь с его разрешения.

Уважаемый г-н Кузнецов,

благодарю Вас за внимание к моим словам. Я высказывался на сей счет неоднократно, какое из высказываний Вы передаете, не помню. Вы передали его в общем верно. Я готов повторить все, за исключением последней фразы о том, что я не знаю других институтов социализации. Они есть, их знают все, знаю и я.

Но если по порядку, то я на сей счет сказал бы следующее.

Армия в России (как и во многих других странах) помимо прочих функций выполняла функцию социализации. На разных этапах развития общества значение этой социализации было разным. В Красную Армию, да и в Советскую Армию до середины 1970-х приходили в больших количествах малограмотные парни из села, в армии они овладевали навыками и профессиями, нужными для жизни в городах, работы на заводе и т.п. Такая армия поднимала их жизненные шансы. Заметим, разговоры о том, что из них делают "настоящих мужчин" тогда не требовались. В армии были "неуставные отношения" - их не может не быть - но они были, как и любые неформальные отношения в формальных структурах, в подчиненном положении. В начале 1980-х гг с общим кризисом СССР неформальные отношения в армии (как и теневая экономика, блат - в обществе в целом) стали разрастаться. "Дедовщина" (это только одно из названий), "землячества" или "национализм" - (оба слова не в общем смысле, а как термины из армейского жаргона) - стали распространяться повсеместно, захватывая как дальние гарнизоны, так и части в столицах. Произошло сращение формальной армейской структуры с неформальной. Низовые командиры использовали "дедов", чтобы обеспечивать внешний порядок в части, организовывать работы, в том числе - незаконные, осуществлять эксплуатацию военнослужащих, особенно - первого года службы.

По отношению к обществу такая армия, особенно в период, когда на действиятельную службу попадало большинство молодых людей. играла роль института социализации. Это была совсем иная социализация, нежели в Красной Армии. Дедовщина, как известно, состоит в том, что сначала в "молодом" путем унижений и физического и морального насилия "деды" растаптывают ту личность, которую в нем вырастила семья и школа (т.е. личность воспитанную на принципах права, справедливости и т.п. "книжных" ценностях). Важно, что карают и наказывают не за вину. Те, кто не выдержал насилия и покончил с собой или сошел с ума, а также те, кто слишком сопротивлялись и их пришлось убить или покалечить, а именно об этих случаях больше всего говорят "в обществе" - это не результат, а "отходы" этого процесса социализации. Результатом, продуктом является другое. Растоптанный и униженный. отказавшийся от "домашних" взглядов, но уцелевший в течение первого года парень автоматически (не ввиду своих заслуг) становится "дедом". И здесь он не может - даже если хочет, если обещал себе - не стать "дедом " и не творить с молодыми все, что творили с ним. На этом этапе и происходит становление того, что у нас стали называть "настоящим мужчиной". А именно: это человек, готовый применять насилие к тем, кто слабее его, но готовый подчиниться насилию со стороны того, кто главнее/сильнее его. Это человек, не связанный принципами справедливости, права, а связанный принципами поруки между "своими".

Понятно, для какого типа государства, для каких функций годятся люди, прошедшие такое воспитание. Не для страны, идущей в будущее.

Демобилизовавшись, такие парни постепенно забывают пережитое - если только не попадают в криминальные или силовые структуры, где насилие - главный язык. А к чему еще их подготовили?
Есть ли альтернатива такой социализации и есть ли альтернатива такой армии? И наш, и мировой опыт говорят - есть.

Сегодня значительна часть юношей проходит социализацию не по линии ПТУ-армия-зона, а по линии школа-суз/вуз. Зная, как много недостатков у школы и вуза в современной России, я все же скажу, что в их выпускниках личности не покалечены так, как в армии, пораженной описанными выше дефектами. Эти люди могут учиться дальше, могут идти в бизнес (обычный, честный), на квалифицированные должности, в науку и искусство. Они могут строить новую страну.

В этой новой стране может и должна быть новая армия. Эта армия должна быть наравне, а желательно - превосходить лучшие армии мира по уровню оснащения современным сложным высоко-технологичным вооружением. Ее личный состав должен быть интеллектуально, психологически и морально быть готов к использованию этой сложной техники в сложных обстоятельствах боя. Современный солдат силен не готовностью беспрекословно подчиняться, а готовностью самостоятельно выполнить поставленное задание. То, что раньше ожидалось от офицера, теперь - в современной армии - ожидается от рядового. Разумеется. речь идет об армии, чья задача не в том, чтобы пугать и карать мирное население чужой или своей страны, а в том, чтобы противостоять хорошо вооруженному и подготовленному противнику. Готовить такого военнослужащего надо методами, которые раньше использовались только в училищах и школах для офицеров, для разведчиков, для спецназа. Служба там - не сахар, но ее тяготы не в том, что терпишь унижения, а в том, что от тебя все время требуют того, что на пределе твоих возможностей. Так эти пределы - силы, внимания, выдержки и пр. увеличиваются. Ты чувствуешь потом, что они больше, чем у обычного человека. Это чувствуют и другие. Вот это - настоящий мужчина.

Таково мое современное понимание вопроса об армии и ее роли в социализации. Сожалею, что не удалось изложить его короче. Если хотите, можете этот текст показать тем, с кем Вы обсуждаете эти вопросы. Я знаю, что найдется немало людей, которым он не понравится.

Всего доброго,
Алексей Левинсон
  • Current Mood
    satisfied satisfied

К недавнему празднику

Чуть меньше года назад мне довелось слушать выступление Алексея Георгиевича Левинсона, известного социолога из "Левада-центра". Он - человек, несомненно, либеральных и западнических взглядов и, насколько я понимаю, разделяет общие для этого течения мысли критические мнения по поводу современных российских реалий.

Тем не менее, он сказал одну, на мой взгляд, очень важную вещь, которую я процитирую по памяти: "Советская, а затем и российская армия, помимо прочего, выполняла и выполняет важнейшую функцию в обществе - функцию социализации (или инициации?) молодых мужчин, символического перехода из состояния юноши в состояние взрослого мужчины. Понятно, что это не такая социализация, которую нам бы хотелось, и понятно, что те социальные навыки, которые молодой мужчина получает в советско-российской армии, плохо совместимы с с тем трендом, в котором движется современное общество. И, тем не менее, без некоторой формы мужской социализации общество существовать не может, и решать проблему создания соответстующего института все равно придется. К сожалению, я не знаю, как это сделать."

(Жалко, я не спросил его о том, не объясняется ли отчасти, по мнению социологов, взлет субкультуры уличных банд в США отменой военного призыва, в результате чего банды отчасти взяли на себя эту самую функцию социализации мужчин. Кстати, интересно было бы выяснить, не связан ли у нас аналогичный расцвет с деградацией армии.)

Повторю: Левинсон - человек, не питающий никаких симпатий ни к советской/российской армии, ни к "советчине" как таковой. Как и я.

Я бы мог перефразировать его мысль в более "прикладном" ключе. Мы можем сколько угодно ругать советскую/российскую армию, указывать, что она никого ни от чего не защищает, разоблачать ее коррумпированность и рабскую сущность. Но эти разоблачения не приведут ни к чему, пока в обществе будет достаточно широко распространено мнение, что "настоящий мужчина должен отслужить в армии", и пока не появится альтернативный вариант того, через что должен пройти юноша, чтобы стать взрослым мужчиной. Кстати, активность солдатских матерей никак решению этой проблемы не поможет, даже осложнит ее: "настощий мужчина" - это не тот, кого защищает мама, и, при всем сочувствии к матерям, поддержка армии как таковой будет продолжаться.

(Конечно, среди читателей моего ЖЖ найдутся девочки, которые скажут: "А вот по мне настоящесть мужчины никак не связана с армией и войнушкой!". Найдутся и мужчины, которые скажут: "Мне для этой "мужской социализации" армия не была нужна и моим сыновьям она не нужна, поэтому армию все равно надо сделать контрактной - и дело с концом!" Такая позиция в общем случае называется "Сдохни, реальность!" Она заслуживает уважения - если, конечно, за ней не стоит подспудное желание сделать всех людей похожими на себя, - но никакого практического смысла не имеет.)

UPD. Слова Левинсона я цитирую по памяти, так что могу ошибаться. Воспринимайте их с оговоркой "как я его понял".

Колонка на InLiberty