kuznetsov

Categories:

Мои комментарии к "Экономическим беседам" акад. Ю.В. Яременко. №1

По причинам, связанным с работой, начал внимательно, что называется, «с карандашом», читать книгу акад. Ю.В. Яременко «Экономические беседы» (1998; полный текст см. на сайте С.Белановского, который взял у Яременко те интервью, из которых состоит книга, и подготовил их к печати: http://www.sbelan.ru/index.php/ru/knigi/84-yu-v-yaremenko-ekonomicheskie-besedy/index.html).

В начале книги помещено большое предисловие составителя. Помимо того, что оно содержит много любопытных сведений об академике Яременко, это предисловие может служить хорошей иллюстрацией тогдашнего образа мышления и самого Белановского, и того круга советских/российских исследователей, в первую очередь экономистов, к которому он тогда принадлежал. Подчеркну, что мои комментарии к предисловию имеют лишь косвенное отношение к самому Ю.В.Яременко и его идеям.

Вот первая цитата в части текста предисловия, посвященной главному труду Ю.В.Яременко — книге «Структурные изменения в социалистической экономике» (исходное авторское название «Многоуровневая экономика»), опубликованной в 1981 году. Оценивая значимость этой работы, Белановский пишет:

«Книга была с интересом воспринята научным сообществом и постепенно сделалась классикой — наиболее серьезным научным трудом послевоенной эпохи, посвященным описанию советской экономики. По масштабу постановки проблем ее можно сравнить лишь с работой известного венгерского экономиста Я.Корнаи «Дефицит», поскольку в центре внимания авторов обеих работ было создание контуров общей теории функционирования плановой экономической системы. Сходство, однако, на этом кончается. Проблему дефицитов Ю.В.Яременко считал банальной и производной от более фундаментальных факторов. Само это слово в его работе отсутствует. Хотя работа Корнаи является серьезным научным трудом, ее всемирному успеху способствовал заложенный в нее элемент диссидентства, что обеспечило ей высокие тиражи и рекламу в странах Запада и — косвенно — в странах советского блока» (с.11 бумажного издания, http://www.sbelan.ru/index.php/ru/economika/85-econom-besedi-predislovie/index.html).

В этом фрагменте «удивительно» буквально всё. Почему в качестве эталона для сравнения выбрана именно книга Корнаи «Дефицит», хотя к моменту выхода этих двух книг (английское издание книги Корнаи — 1980 год) и уж тем более поле этого о советской экономике было написано много не менее серьезных работ и влиятельных работ, чем эти, причем с разных концептуальных позиций? Если уж кто-то берется оценивать книгу Яременко в контексте крупных исследований советской (шире — социалистической) экономики, то ему следовало бы сравнивать с более широким спектром работ. Мое предположение состоит в следующем: дело в том, что книга Корнаи была в 1990 году издана на русском языке и стала событием для советской экономической науки, которая, по всем признакам, представляла собой довольно замкнутое сообщество, обремененное к тому же множеством табу, навязываемых советской системой секретности и идеологического контроля. Так что для советского/постсоветского экономиста указанное сравнение как бы само «просилось на бумагу». Но ведь предисловие опубликовано не в 1990, и даже не в 1992, а в 1998 году! Видимо, последствия замкнутости и ограниченности сообщества давали о себе знать довольно долго (и, полагаю, продолжают оказывать влияние).

Еще более поразительно суждение автора предисловия о причине «высоких тиражей и рекламы» книги Корнаи. Оказывается, причиной был некий «элемент диссидентства». (Надо сказать, что это словечко — «диссидентство» — и его производные несколько раз употребляются Белановским в предисловии и всегда в пренебрежительном, пейоративном смысле). Автору даже не пришло в голову поинтересоваться библиографией работ Корнаи. Если бы он это сделал, то быстро выяснил бы (скажем, с помощью каталога Ленинской библиотеки), что книги Корнаи выходили на Западе на английском языке аж с 1950-х годов. То есть это был известный в мировой экономической науке автор, а его книга «Антиравновесие» (на английском) была в свободном доступе в московских научных библиотеках. (Первая книга Корнаи, вызвавшая на Западе интерес и споры о плановой экономике — «Overcentralization» — вышла вообще в 1953 году.) Так что к моменту выхода «Дефицита» на английском не было необходимости как-то специально рекламировать и раскручивать эту работу.

Но если принять во внимание упомянутую замкнутость, автаркичность сообщества советских ученых-экономистов, то все становится на свои места. Если не знать и/или не иметь возможности знать и отслеживать состояние зарубежной литературы о советской системе, то успех и влияние «Дефицита» действительно может показаться чем-то неожиданным и необъяснимым, и возникнет соблазн прибегнуть в поиске объяснения к ссылкам на «диссидентство» «рекламу» и т.п. факторы, не связанные с содержанием конкретной книги. 

Сказанное выше, разумеется, не следует расценивать как мое личное мнение о сравнительных достоинствах книг Яременко и Корнаи (или каких-то других авторов, писавших о советской экономике). Просто интересно наблюдать за ходами мысли братьев по разуму.

P.S. О Яноше Корнаи и его работах см. Википедию: https://en.wikipedia.org/wiki/J%C3%A1nos_Kornai 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded