Юрий Кузнецов (kuznetsov) wrote,
Юрий Кузнецов
kuznetsov

Category:

Песни о неврозах. Case study: "Машина времени".

Занимаясь рутинными домашними делами, довольно часто слушаю "Наше радио", по которому крутят русский рок. В какой-то момент я обратил внимание, что содержание значительной части песен - в первую очередь "песен о любви" - носит ярко выраженный невротический характер. Это, в общем-то, неудивительно, т.к. рок, особенно русский - преимущественно подростковая музыка. Но вот, скажем, Макаревич - давно уже взрослый дядька, а и тот туда же. Собственно, я подумал об этом, услышав недавно две его песни, которые представляют собой как бы две версии одной "любовной истории".


Первая песня - "Он был старше ее" из альбома 1997 г. Когда я услышал ее в первый раз, то сразу назвал ее про себя "Баллада о вреде наркомании". Сейчас, с учетом узнанной с тех пор психотерапевтической терминологии, я бы сказал, что эта песня - история созависимой семьи, в которой жена - наркоманка. Собственно, всё ясно из первого куплета:

Он был старше ее, она была хороша,
В ее маленьком теле гостила душа.
Они ходили вдвоем, они не cсорились по мелочам,
И все вокруг говорили: чем не муж и жена?
И лишь одна ерунда его сводила с ума:
Он любил ее, она любила летать по ночам.

[...]
А потом, по утру она клялась,
Что вчера это был последний раз,
Он прощал, но ночью за окном темно,
И она улетала все равно.


Кончается история, разумеется, трагически. И, конечно, всякому мало мальски сведущему человеку ясно, что никакой любви в этих отношениях нет ни с какой стороны, а есть невротическая зависимость.

Вторая песня под названием "Мы расходимся по домам" из альбома 2001 года, хотя и содержит прямое текстуальное указание на предыдущую, все же повествует о более мягкой форме созависимых отношений. Здесь дело оканчивается расставанием, но все живы. Чтобы убедиться, что это "песня о неврозе", опять-таки достаточно прочитать первый куплет:

В жизни подвигу мало места,
Но много мест для дурных идей...
Он придумал себе принцессу
И отнес свое сердце ей.
И, конечно, ей лестно было,
Что такого с ума свела,
Но она его не любила,
Не любила - и все дела.


Ну, с героем все ясно. Хотя Макаревич и говорит, что герой любит героиню, на самом деле он "любит" кого-то другого, точнее, что-то другое: местоимение "ей", встречающееся два раза, в четвертой и пятой строчках, относится к разным существам. Фактически чувство героя - это "любовь" к некоему своему отражению, т.е., нарциссическое чувство или даже проявление того, что называется "аутичной сексуальностью".

Но и у героини жирнющие "тараканы в голове". Тратить драгоценное время своей жизни и не менее драгоценные силы на отношения с человеком, которого не любишь, общение с которым не имеет для тебя никакой особой ценности, и все это только потому, что это тебе "лестно" - это явное свидетельство того, что у героини не все в порядке с самооценкой и с ощущением самоценности.

Короче, невроз на неврозе сидит и неврозом погоняет. Когда в конце песни герой и героиня все-таки расстаются, нельзя за них не порадоваться. Непонятно только, чего Макаревич так грустит. Нравится ему, что ли, издеваться над своими литературными персонажами?

То, что такие песни (не только эти две, но и десятки и сотни других "песен о неврозах"), судя по всему, воспринимаются нашей публикой как "песни о любви", наводит на невеселые размышления.

P.S. Я не слушаю ни попсу, ни шансон, поэтому не могу судить о степени невротизированности этих стилей. Но подозреваю, что и там все похоже.

P.P.S. Хорошо слушать зарубежный рок, особенно когда не понимаешь текстов. :)))
Tags: досужее резонерство, неврозы, о мужиках и бабах, размышлизмъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments