Юрий Кузнецов (kuznetsov) wrote,
Юрий Кузнецов
kuznetsov

Categories:

Русская православная политическая религия

Просматривая утром (теперь уже вчера) френд-ленту, наткнулся вот на этот пост Александра Бугаева, в котором в котором он цитирует фрагмент из какой-то длинной полемики Сергея Худиева (sergeyhudiev) с кем-то по поводу дела Pussy Riot. Худиев - известный православный публицист, писатель и проповедник. Я не читаю его постоянно, но встречал его тексты, причем по многим вопросам наши мнения совпадают. Насколько я понимаю, по "общественно чувствительным" темам его позиция обычно близка к официальной позиции руководства РПЦ. Я решил просмотреть его журнал и вскоре нашел пост, в котором он выражает свое личное мнение по поводу выходки в храме. Свое мнение о высказываниях Худиева на эту тему я изложил в комментах к посту Бугаева, там же есть короткий обмен мнениями с самим Худиевым. Но я сейчас не о деле Pussy Riot. В репликах Худиева я нашел поразительные по своей эстетической завершенности формулировки того, что можно было бы назвать русской политической религией.

Первая формулировка из поста Сергея Худиева:

Государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. Заповедь прощения не означает, что мы требует от государства, чтобы оно перестало это делать.

Когда я процитировал в обсуждении у Бугаева этот фрагмент, Худиев высказал вторую важную формулировку:

...слова Апостола Павла, в которых он прямо утверждает. что государство, сдерживая зло силою меча, выполняет функции, возложенные на него Богом.

И далее он привел знаменитые слова апостола Павла из Послания к Римлянам про то, что представитель официальной власти - "Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое".

Когда я просто предложил сопоставить два сформулированных им тезиса, Худиев просто не понял, что я имею в виду. Но на самом деле я благодарен ему за его формулировки, поскольку они, по моему мнению, наилучшим возможным образом выражают внутренний конфликт в ключевом типе русского православного сознания, русской религиозности и, если так можно выразиться, в политической философии русского православного "мэйнстрима".

Главный вопрос, который порождают эти две формулировки состоит в следующем: кто определяет содержание законов, которые должны исполняться? Кто является автономным сувереном? В соответствии с первой формулировкой, государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. В соответствии со второй формулировкой, государство выполняет функции, возложенные на него Богом (т.е., если следовать формулировке апостола, наказывать за зло в соответствии с тем, что Бог считает злом - именно такова функция слуги). Так кем же должны устанавливаться законы - государством или Богом?


Один возможный ответ, который позволил бы избежать противоречия - это считать волю государства волей Бога. То есть, попросту говоря, считать государство Богом. Ну, или непосредственным, непогрешимым и безусловным выразителем воли Бога на земле - тут могут быть разные формулировки. В любом случае, обожествление государства является очевидным выходом их противоречия, причем выходом очень соблазнительным, т.к. при этом можно избежать и конфликта с видимой земной силой, и необходимости лицемерить.

Для христианина, разумеется, такой выход не годится по очевидным причинам. Но, есть и другой очевидный выход, подразумеваемый словами апостола Павла - считать, что государство должно полностью подчиняться Богу и осуществлять те законы, которые диктует Бог своим откровением. Почему бы христианину не принять такую позицию? Понятно почему - это потребует слишком больших изменений во всем. Придется делать очень непривычную вещь - оценивать действия государства по евангельским и библейским принципам. Придется идти на конфликт с государством - причем не только сейчас, но и постоянно, регулярно. Учитывая, что русской/российское государство, особенно в его сегодняшней секулярной версии - это действительно языческое божество, причем его слуги, правители российские, не будут церемониться с приверженцами враждебного Бога, такой выбор был бы слишком тяжел. Библейская история Израиля в Египте и Исхода тут может служить вполне адекватным прототипом. Но дело тут не только в угрозе. Такой выбор означал бы разрыв со многими традициями русского православия и русской народной веры. Короче говоря, очень тяжелый вариант. Практически невозможный.

Поэтому избирается третий путь - отказа от разрешения противоречия. И нашим, и вашим.  Государство признается божеством в своем праве, автономным сувереном, в дела которого Бог и его слуги - т.е., верующие христиане, - вмешиваться не должны. И оценивать его не должны, потому что там действуют совершенно другие принципы, основанные на государственном интересе, Realpolitik, инструментальной рациональности, юридической технике и т.д., и т.п. Придумываются оправдания - что государство по природе своей языческий институт и не может оцениваться по библейским критериям; что "мир во зле лежит", а потому и библейские критерии к государству неприменимы; что главное для христианина - спасти свою душу, а мирские дела его вообще не должны касаться и т.д. до бесконечности. Слова Евангелия о том, что Иисусу Христу "дана всякая власть на небе и на земле" (Мф. 28:18) либо забываются, либо трактуются как-нибудь метафорически. Главное - не допустить вторжения Бога и его Закона туда, где царствует другое божество, Людям с такого рода сознанием (прямо скажем - с такой политической религией), видимо, представляется, что им удалось избежать противоречия, внутреннего раскола.

Но в реальности, разумеется, так не получается. Нельзя служить одновременно двум богам, не вызвав разрушительных последствий. В первую очередь - разрушительных для собственного разума, личности и совести, но и для своей страны тоже.  Мне представляется, что великие трагедии русской истории в немалой степени связаны с этим двоебожием. Это, разумеется, вопрос большой и спорный, но и на уровне нашей обычной жизни последствия тоже ощущаются. Вот, к примеру, такое обожествление государства естественным образом вынуждает к высказываниям и оценкам, которые трудно назвать иначе, как лицемерными - о чем я сказал в обсуждении у Бугаева и что я постарался объяснить самому Худиеву.

Мне кажется, что в этом частном сюжете удалось "выловить" очень важную вещь, которую я и попытался здесь сформулировать. Надо будет разобраться во всем этом более подробно.

P.S. Я не собираюсь обсуждать здесь выходку Pussi Riots в ХХС и прошу вас тоже этим не заниматься. Не про то писано.

Tags: консерватизм, политическая религия, политическая философия, православие, размышлизмъ, статолатрия, христианство, этика
Subscribe

  • Вопрос к залу

    Кто у нас в России главный теоретик российского социального государства? Т.е. не пропагандист-агитатор, а именно теоретик, представляющий развернутую…

  • Колонка на InLiberty

      Царь-колдун и его подданные Юрий Кузнецов Главное, что мне хотелось бы подчеркнуть: нынешняя российская оккультно-магическая религия…

  • Борьба с неолиберализмом на переводческом фронте

    Заглянул тут по необходимости в русский перевод книги Уилла Кимлики "Современная политическая философия" (ГУ-ВШЭ, 2010; составитель серии Валерий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments

  • Вопрос к залу

    Кто у нас в России главный теоретик российского социального государства? Т.е. не пропагандист-агитатор, а именно теоретик, представляющий развернутую…

  • Колонка на InLiberty

      Царь-колдун и его подданные Юрий Кузнецов Главное, что мне хотелось бы подчеркнуть: нынешняя российская оккультно-магическая религия…

  • Борьба с неолиберализмом на переводческом фронте

    Заглянул тут по необходимости в русский перевод книги Уилла Кимлики "Современная политическая философия" (ГУ-ВШЭ, 2010; составитель серии Валерий…